Лазерная косметология в КиевеЛазерная косметология в Киеве

Бодипозитив и подиум: как плюс-сайз-модели меняют индустрию моды и стандарты


Модели Альва Клэр, Палома Эльсессер, Эшли Грэм и Джилл Кортлев стали главными героинями миланской Недели моды. По просьбе Vogue они обсудили пути к успеху и бодипозитивное будущее индустрии.

Эшли: Наконец-то мы снова вместе! 

Палома: Альва, помнишь, как ты нервничала накануне шоу Versace

Альва: Еще бы: три плюс-сайз-модели — я, Прешес Ли и ты, Джилл, — впервые вместе на показе легендарного бренда, создавшего образ сексуальной и чувственной женщины. 

Палома: Было ясно, что мы стоим на пороге новой эры в истории моды, мы были так взволнованы! Так что пришли с Эшли в твой номер, поставили тебя на каблуки головокружительной высоты и — хоп! Отправились на репетицию вместе, как три сестры. 

Альва: Вы себе представить не можете, как важно для меня было в тот день не чувствовать себя одинокой!

На Альве: шелковые блузка и юбка, кожаная сумка. Все Fendi.

Палома: Альва, то же самое можно сказать и про таких ветеранов плюс-сайза, как Эшли и я! Обычно мы оказываемся единственными на показе моделями с формами, и от этого ужасно одиноко. Но в этот раз было чувство, словно ты в кругу семьи. 

Джилл: Точно! Никогда не забуду вечера в Милане. Мы говорили без умолку!

Эшли: Прекраснее всего то, что мы можем делиться нашими «закулисными травмами». Вроде того, как тебя приняли за парикмахера! (Смеется.) 

Джилл: Или за гримера! Никого не хотим обидеть.

Палома: Или когда тебя охрана не пустила!

Джилл: О, такое со мной было в этом сезоне! Если охрана и пропустила меня в итоге, то это только потому, что модель позади меня подтвердила, что я ее коллега…

Aльва: Еще нам очень важно было поговорить о том, что наши тела двигаются не так, как тела других моделей… и в этом нет ничего плохого! 

Эшли: Да, у нас грудь подпрыгивает вверх-вниз, а бедра вообще делают что хотят. (Смеется.)

Джилл: В начале карьеры у меня было ощущение, что моя походка менее профессиональная, чем у других. Тогда мой агент меня успокоил: «Твое телосложение просто другое. Вот увидишь, со временем твоя манера двигаться на подиуме будет выглядеть совершенно нормально». 

Aльва: А помните, мы говорили о том неловком моменте на съемках, когда другим моделям достается костюм мечты, в то время как тебе предлагают надеть…

Палома: Плащ! (Смеется.)

Aльва: Или огромный свитер. 

Палома: А как насчет унижения, когда появляется стилист с ножницами в руке, готовый разрезать платье сзади, — и это на глазах у всех, конечно, — чтобы его можно было более удачно сфотографировать анфас? 

На Паломe: платье из кружева и атласа с бахромой. Все Fendi.

Эшли: Нравится нам это или нет, девочки, но мы пионеры, и это не облегчает нам работу.

Каждой из нас когда-то предъявляли странное и унизительное требование «обуздать» свое тело. Мне однажды сказали: «Представь, что ты мальчик». Я могу представить что угодно, но грудь у меня от этого прыгать не перестанет

Палома: Быть первопроходцем — большая честь, но и ответственность: плюс-сайз-модели будущего будут ориентироваться на нас и видеть в нас источник вдохновения.

Эшли: Мы надеемся, что наша работа по крайней мере избавит их от одиночества и унижения, которые пришлось испытать нам!

Aльва: И что, увидев нас на таких престижных подиумах, многие женщины, которые сегодня не чувствуют себя комфортно в собственном теле, научатся любить себя больше.

Эшли: Мы не можем допустить, в том числе и ради них, чтобы волна в СМИ, вызванная нашим участием в показах Fendi и Versace, закончилась ничем. Плюс-сайз-модели не раз выходили на подиум, каждый раз это порождало надежды на то, что мода меняется… но раз за разом оказывалось лишь частным случаем и не более.

Палома: Обращать на себя серьезное внимание на показах мод — наше первое достижение, но этого недостаточно. Нам нужны системные изменения в индустрии. Важную роль в этом могут сыграть дизайнеры, которые наконец начинают шить и для наших размеров — хотя это и сейчас случается редко. Девчонки, разве я не права? (Смеется.)

Эшли: (Смеется.) Ага. А бывало с вами такое, что стилисты звонят вам в отчаянии, чтобы узнать, где вы покупаете одежду, потому что они боятся, что не смогут найти ничего, что вам подойдет? А иногда даже просят принести на съемки свою одежду? 

Палома: Шутки шутками, но отсутствие подходящих размеров — серьезная проблема и одна из причин, почему мы так редко видим плюс-сайз-моделей в СМИ.

Мы надеемся, что, увидев нас на престижных подиумах, многие полные женщины найдут в себе мужество принять важные решения: отправят резюме на амбициозную вакансию или уйдут от человека, с которым несчастливы

На Джилл: атласное платье, кружевное бра, сумка. Все Fendi.

Джилл: Когда к нам обращаются с предложением поработать на показе, а мы в этот день заняты, очень важно передавать работу коллегам, чтобы то, что уже было сделано для усиления роли моделей нашего размера, не прошло впустую. Одежда, изготовленная для показа мод, важна стратегически: она позволяет в последующие месяцы другим плюс-сайз-девушкам принять участие в съемках и рекламе.

Aльва: Вы когда-нибудь задумывались, почему бренды неохотно производят одежду больших размеров? 

Эшли: Я многие годы задаю этот вопрос дизайнерам. Они отвечают, что это дорого. И что такие вещи не будут продаваться. Тут можно поспорить: Майкл Корс и Кристиан Сириано уже показали, что расширение размерной линейки увеличивает продажи. Только в кругу моих друзей я знаю несколько человек, которые были бы готовы потратить много денег на модную одежду больших размеров. Вот только найти ее они не могут. 

Палома: Проблема в фэтфобии. Многие стилисты все еще ошибочно ассоциируют большие размеры с отсутствием денег или интереса к моде. 

Aльва: Предрассудки глубоко укоренились в обществе. Большинство людей даже не осознают, что потеря веса ассоциируется у них с чем-то положительным и наоборот. Они забывают, что похудеть можно, когда переживаешь трудный период, а набрать вес — когда вас попросту распирает от счастья.

Палома: Многие модельеры до сих пор считают, что ассоциироваться с нашими размерами вредно для бренда. Это полная чушь. Девочки, мы прекрасны. Мы модели! И когда мы надеваем платье, мы знаем, как показать его самым выигрышным образом! 

Эшли: Мы действительно это умеем, причем каждая из нас делает это по-своему. Для индустрии моды мы все модели плюс-сайз, но правда в том, что мы все разные, и внешне, и по характеру. Поэтому важно, чтобы нам давали возможность стоять на подиуме бок о бок, тем самым демонстрируя нашу уникальность. Только так мы можем надеяться, что однажды сорвем с себя ярлык и снова станем женщинами, личностями. А не просто размером.

На Эшли: платье из мохера с кашемиром, сумка, серьга. Все Fendi.



Source link

Related Articles

- Advertisement -

Latest Articles